Мое подворье  
Навигация
Календарь
«    Май 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Облако тегов
Реклама
Опрос
Опыты с нутрией — болотным бобром. Часть 6
Опубликовал: Grozniy | Дата: 7-07-2012, 13:07 | Раздел: Полезное | Комментариев: 0 | Просмотров: 1115
Печатать |
Опыты с нутрией — болотным бобром. Часть 6

Читать предыдущее...

В Подмосковье на подготовленную ферму во 2-й зверосовхоз Салтыковка мы везли бобров, для разведения животных, в товарном вагоне, уже втроем с двумя помощниками — практикантами из Ленинградского педагогического института. Рано утром я проснулся, лежа на кипе прессованного сена люцерны, от каких-то доносившихся снаружи восклицаний. Оказалось, что наш вагон стоит уже отцепленный на сортировочной станции под Москвой, а пятеро зевак наблюдают за нутрией средних размеров, которая неустойчиво раскачивается в лучах солнца, уцепившись на краю вагонного окошка. Устранив эту попытку к бегству, мы благополучно погрузили клетки на фордовские полуторки, а по прибытии в зверосовхоз рассадили зверушек в вольеры с выгулами на речку Пехорку. Радости наших подопечных не было предела, они тотчас стали купаться, нырять, приводить в порядок мех, уморительно продирая, проскребывая его на брюхе и загривке передними лапами.

К этому времени неутомимый П. А. Петряев — заведующий отделом звероводства Пушногосторга — добился организации отраслевого Всесоюзного института пушного хозяйства и пантового оленеводства (ВНИПО). Институт состоял в ведении и на иждивении Наркомвнешторга и был на первых порах размещен в башне Китайгородской стены — там, где теперь находится станция метрополитена, т. е. против Большого театра. Внутренность башни напоминала гигантскую колбу или мусульманский котел для варки плова, с широким основанием и суживающимся кверху сводом. Первым директором института был его организатор П. А. Петряев. Впрочем, лишь до тех пор, пока не наладились деловые связи с зоологами, экономистами, охотоведами. Павел Александрович был всегда энергичен и остроумен. Он сумел привлечь к работе по тематическим договорам профессоров Московского университета — С. И. Огнева, Н. А. Бобринского, Б. А. Кузнецова, А. Н. Формозова, и подчинить институту ряд промыслово-биологических станций, в частности Лосиноостровскую и Волжско-Камскую.

Штат центрального аппарата Института состоял из молодых специалистов, ведающих вопросами экологии промысловых животных, акклиматизации, техники охот- промысла, товароведения пушномехового сырья, эндокринологии и экономики охотничьего хозяйства. Мне было поручено ведать всеми опытами акклиматизации экзотических видов животных, разведением животных в условиях естественной свободы. На первых порах в мою функцию входило планирование и руководство расселением в Союзе ондатры, нутрии, речного бобра, домашнего и дикого кролика, соболя, скунса, енота-полоскуна, енотовидной собаки, пятнистого оленя.

Сознавая, что «никто не обнимет необъятного», я сосредоточил внимание на первых четырех видах, пытаясь выяснить основные экологические черты и требования к среде обитания этих замечательных грызунов. Для ознакомления с ландшафтами и биотопами на местах надо было, конечно, не сидеть в «башне», а путешествовать, и чем больше, тем лучше. В ближайшие летние и зимние сезоны мне пришлось побывать вновь в Закавказье, в Туркмении, Узбекистане, Киргизии, Казахстане. На основе наблюдений за жизненными привычками бобров стало уже понятно, что они не переносят длительного ледостава, не могут жить и плавать подо льдом, подобно ондатрам и речным бобрам. Вместо хаток они устраивают открытые гнезда-лотки. Погибают они и при пересыхании водоемов, так как нуждаются в сочной растительной пище и не могут эффективно защищаться на суше от четвероногих врагов. Именно поэтому наилучшие результаты опытов можно было ожидать, используя для их вольного разведения незамерзающие болота и озера в Закавказье, на юге Средней Азии и речках типа Карасу, т. е. более или менее мощных ключей с холодной, но незамерзающей водой.

В 1933 г. было приступлено к созданию Караязского нутриевого совхоза восточнее Тбилиси. Там сохранился участок замечательного тугайного леса — из дуба, тополя, лоха вдоль серии ключевых речек. В средние века и до начала XX в. Караязы были местом охот грузинских царей и князей на оленей, кабанов, фазанов. Лесные заросли окаймляли журчащие потоки холодных ключевых речек. Одна из них и была использована для установок сетчатых клеток и бетонированных выгулов, периодически наполняемых водой. Здесь успешно хозяйничал в качестве главного зоотехника мой ученик по 2-му подмосковному зверосовхозу — Н. И. Балаев. Зимами нутриевая ферма в Караязах подвергалась нападениям камышовых котов, легко перелезавших через ограду вольер. Только за один 1939 г. было поймано капканами 12 этих кошек, которым, кроме водяных курочек и крыс, полюбились и болотные бобры.

***

Летом 1940 г. по просьбе Госохотинспекции Армении я обследовал незамерзающие ключевые речки Сев-Джур в Эчмиадзине. Эти кристально чистые ключи, вытекающие из-под базальтов Алагеза, впадают затем в Араке, образуя в его долине причудливую водную сеть. Их берега окаймлены зарослями рогоза, касатика, тростника, а по дну стелются водяной салат и рдесты. Такие же ключевые речки вытекают из-под лав Арарата. Пожалуй, по правобережью Аракса, на турецкой стороне, их даже больше. Еще в начале прошлого столетия, когда по берегам таких речек росли тополевые леса и ивняки, в них жили речные бобры. Увы! Теперь там нет ни тех, ни других. Современные колючие кустики лоха и облепихи в долине Аракса, еще не стравленные скотом и не вырубленные земледельцами, дают основание нынешним биогеографам утверждать, что и речных бобров там никогда не было.

Вскоре я отобрал на Караязском зверосовхозе 25 пар нутрий, и в сентябре того же года их завезли и выпустили в Эчмиадзине. Для болотных бобров леса не нужны, нужны болотные травы, и наши звери быстро размножились. Уже через шесть лет в Эчмиадзине добывалось ежегодно по 1000 превосходных шкур. Нутрии быстро проникли и на правобережье Аракса — в его ключевые притоки и протоки, приведя вначале в замешательство правоверных османов.

Итак, в ряде мест переселенцы из Аргентины стали у нас процветать.

Наиболее полно жизненные привычки и требования нутрии к среде обитания проявились в Закавказье на придаточных озерах рек Куры и Риони.

Читать сначала...

Теги: бобер, река, институт, нутрия, разведение, болото


Другие новости по теме:
Copyright © 2011-2016 Мое подворье Все права защищены законом
При полном или частичном использовании материалов прямая активная ссылка на сайт "Мое подворье.ру" ОБЯЗАТЕЛЬНА!